Свежие комментарии

  • Сергей Кноблох
    Бред сивой собаки!«Россия раздавит ...
  • princeValery Tsytsak
    О любви иначе, чем хотелось бы иным.. С годами розы краше и нижней. Мы в молодости их не замечаем. Так и любовь,...Межнациональный С...
  • princeValery Tsytsak
    Розы зимой. Фото Князь-ЦыцакМежнациональный С...

«Я считаю позорным...»

 У хорошего журналиста идеологии быть не должно - она вредит ему, как плохому танцору излишества анатомии. Ориана Фаллачи всегда была одним из лучших, она никогда не давала спуску ни правым, ни левым, ни защитникам хорошего, ни любителям дурного. Но у журналистов есть профессиональное заболевание, которое рано или поздно их дисквалифицирует: слишком пристальный взгляд на мир учит, что не все точки зрения равны, что добро и зло не равноценны, и что чаще всего они не соответствуют приклеенным ярлыкам. Этот взгляд учит не верить расхожим истинам, презирать самый опасный вид конформизма – мнение прогрессивного большинства (прогрессивного без кавычек). На склоне лет Ориана Фаллачи обрела единственно возможную для себя идеологию - она пошла на поводу у собственной совести.

Совесть - жестокий наставник. Фаллачи прекрасно сознает, что ее манифест, беспощадное обличение антисемитизма, терроризма и нового фашизма, навлечет на нее смертельную угрозу. Но страшнее всего, наверное, - одиночество собственного голоса среди оглушительного визга благонамеренных. "Даже если все жители этой планеты, - писала она, - будут думать по-другому, я буду думать так, как думаю".

На такое способны только истинные провидцы или сумасшедшие.

Но история учит, что предупреждение об опасности никогда не произносят хором. Совесть никогда не говорит хором.
«Ориана Фаллачи, «террористка» из Манхэттена, всемирно известная, чрезвычайно талантливая, сдержала свое обещание: «Разбив стену молчания, я поджигаю детонатор у бомбы, которая хочет взорваться давно», - написала она в своей книге «Гнев и гордость». Эта книга горит в руках, поскольку направлена на подрыв ислама».

Рецензируя книгу Орианы Фаллачи, ее коллега Элизабет Шемла из французской Le Figaro размышляет о судьбе этой талантливой и одинокой журналистки, у которой не было ни семьи, ни наследников – драма не только личностная, но и творческая. Поэтому сама Фаллачи говорила, что роман «Гнев и гордость» - ее «дитя». Как всякий хороший писатель, она вынашивала свой плод: «трудного и требовательного ребенка. Беременность длилась значительную часть моей сознательной жизни, а роды начались благодаря болезни, которая убьет меня, но один Бог знает, услышу ли я первый крик моего ребенка, или буду уже мертва».

Эти годы прошли в борьбе между книгой-жизнью и раком-смертью, но не в тихом уголке на Средиземноморье, под оливами и кипарисами, а под небом на острове Манхэттен, исколотом небоскребами и реактивными самолетами. В этом внеземном пространстве Нью-Йорка чувствуешь себя, словно в невесомости, и Фаллачи нашла здесь убежище.

11 сентября 2001 года Осама бин-Ладен и его «живые бомбы» превратили это место в грязь, в которую были брошены тысячи мертвых тел, напоминающих перемолотые кофейные зерна. Этот удар убил миф об американской неуязвимости. Он не только прервал молчание журналистки и вывел ее из тени, он сделал ее безумной. На свой лад. Подобно тому, как обезумели, каждый по своему, миллионы американцев во главе с Джорджем Бушем-младшим.

Книга Орианы Фаллачи - первая и единственная на сегодняшний день, в которой передана эта внутренняя дрожь, это колебание. Никто, несмотря на поток сочинений, порожденных шоком, в той или
иной степени вдохновенных и умных, не нашел тех слов, тех фраз, чтобы передать чувство, которые внушали вид развалин и такое медленное, а затем все ускоряющееся падение тех, кто выпрыгивал из окон Башен-Близнецов, тех кто предпочел самоубийство кремации. Страницы, посвященные Всемирному торговому центру, Пентагону и лесному уголку в Пенсильвании - вошли в мировую литературу. Работа журналистки - сродни заупокойной молитве.

Элизабет Шемла в своей рецензии на книгу Фаллачи пишет в открытую: «Очевидно, больше всего в этой работе раздражает то, что, она направлена против ислама. Это тема - табу в Европе, хотя непонятно, почему. Разве что из-за внутреннего страха перед миллиардом мусульман, и этот страх только усилился после 11 сентября. Можно спросить себя, где была бы Европа, если бы она столь же робела перед христианством?

Этический, философский и политический вопрос должен быть поставлен, особенно после того, как бин-Ладен вышел на сцену. Те, кто осуждали и осуждают Фаллачи, не имеют смелости вступить в спор о будущем иудео-христианских и азиатских обществ, которым угрожает интегризм, как показали атаки против статуй Будды в Бамиане и против Башен-Близнецов в Манхэттене. Если бы они нашли в себе смелость поставить этот вопрос - вместо того, чтобы постоянно оправдываться, говоря о благе ислама и о зле исламистов, - конечно, книга «Гнев и гордость» не имела бы такого успеха. Взрывная книга Орианы Фаллачи далека от того, чтобы быть симптомом популизма, по которому можно определить болезнь; скорее она - глас вопиющего в пустыне - крик против разложения и упадка».
Несколько строк из биографии Орианы Фаллачи. Она родилась 29 июня 1929 года во Флоренции и там же умерла 15 сентября 2006 года. В годы Второй мировой войны — участница партизанского Сопротивления. Автор 12 книг, разошедшихся во всём мире 20-миллионным суммарным тиражом. При жизни ее называли «самой знаменитой писательницей Италии». В прежние годы её называли «журналистом, которому никто в мире не может отказать»: за полвека своей карьеры она интервьюировала таких политиков и знаменитостей, как Генри Киссинджер, аятолла Хомейни, Вилли Брандт, Зульфикар Али Бхутто, архиепископ Макариос III, Муаммар Каддафи, Федерико Феллини, Дэн Сяопин, Ясир Арафат, Индира Ганди, Голда Меир, Нгуен Ван Тхиеу, Хайле Селассие и Шон О’Коннери. В течение девяти лет освещала войну во Вьетнаме, взяв, в частности, интервью у министра обороны Северного Вьетнама Во Нгуен Зиапа.

По окончании журналистской карьеры, в 2001—2004, проживая в Нью-Йорке, она написала серию статей и книг с критикой ислама и арабской культуры, вызвавших большой общественный резонанс и споры.
В 2005 была награждена золотой медалью президента Итальянской республики за заслуги в области культуры.
Сегодня, в день рождения Орианы Фаллачи, мы предлагаем вниманию читателей «МЗ» удивительное по своей яркости и резкости заявление этой журналистки об антисемитизме, опубликованное 12 апреля 2002 года в итальянском журнале Panorama. 

Картина дня

наверх