Свежие комментарии

  • Сергей Кноблох
    Бред сивой собаки!«Россия раздавит ...
  • princeValery Tsytsak
    О любви иначе, чем хотелось бы иным.. С годами розы краше и нижней. Мы в молодости их не замечаем. Так и любовь,...Межнациональный С...
  • princeValery Tsytsak
    Розы зимой. Фото Князь-ЦыцакМежнациональный С...

Сегодня - пост 17 тамуза

На рассвете 9 июля начинается самый продолжительный из “дневных” постов в еврейской традиции - “цом” 17 тамуза. Длительность поста, который завершается вечером с появлением первых звезд - более 16 часов (точное время его начала и завершения в различных городах и странах мира можно найти в еврейских календарях, в Израиле он начинается в 4:49 и завершается в 8:10 по летнему времени).

Как сказано в Устной Торе (трактат Таанит, гл 4), 17 тамуза произошли пять трагических событий. Первое из них, которое и создало трагический “посыл” для грядущих несчастий - уничтожение первых (нерукотворных) скрижалей Завета, которые Моше-рабейну получил от Вс-вышнего. Это произошло, когда Моше спустился с горы Синай и увидел евреев, пляшущих вокруг “золотого тельца” (о чем рассказывается в Письменной Торе).

В этот же день много столетий спустя было прекращено принесение постоянных жертвоприношении (“тамид”) в Первом Храме (“Храме Соломона”), так как у коэнов не осталось жертвенных животных. 17 тамуза римляне, осаждавшие Иерусалим в первом веке н.э., проломили крепостные стены города.

В этот день злодей Апостомос (Апустумос) сжег Тору и тогда же во Второй Храм был внесен идол. Относительно точной датировки двух последних трагедий единого мнения нет, но многие комментаторы Торы и историки полагают, что эти события относятся к эпохе римского наместника Коменуса, и произошли они за шестнадцать лет до Великого восстания против римлян, которое началось в 67 г.

н.э.

Как пишет в своей “Книге нашего наследия” Элиягу Ки-Тов, “следует отметить, что и в эпоху Первого Храма стены Иерусалима, осажденного вавилонянами, были разрушены в тамузе, но не 17-го, а 9-го числа. Для того, чтобы не перегружать общественный календарь столь частыми постами, наши мудрецы установили в Тамузе лишь один пост - 17-го числа, ибо гибель Второго Храма оказалась большим бедствием для еврейского народа, чем гибель Первого”.

Как отмечают комментаторы Торы, 17-го Тамуза “праведник своего поколения” Ноах, находившийся в ковчеге, выпустил первого голубя, чтобы проверить, по-прежнему ли вода покрывает всю сушу. Однако, как сказано в Хумаше, “И не нашел голубь места покоя для ноги своей” (“Берешит, 7:9). В этих словах еврейские мудрецы видят намек на то, что народ Израиля, который многократно сравнивается с голубем, не находит себе покоя 17 тамуза.

В день поста 17 тамуза запрещается пить и есть; при этом существуют различные мнения относительно того, можно ли в этот день умываться и пользоваться косметическими средствами. Однако “устрожение” в этом вопросе большинство знатоков Торы приветствуют. В то же время нет запрета надевать 17 тамуза кожаную обувь, как 9 ава или в Йом-Кипур. Также нет запрета изучать Тору (за исключением отрывков о разрухе и изгнании в трактате Гитин со всеми ужасами изгнания и порабощения), как в пост 9 ава.

От соблюдения запретов поста 17 тамуза освобождаются больные люди (даже если их болезнь считается неопасной для жизни), а также дети до возраста бар-мицвы и бат-мицвы, беременные женщины и кормящие матери.

Двадцать один день между постом 17-м Тамуза и “суточным” постом 9-м Ава названы днями “Бейн а-мецарим” (“Между теснинами”). Это словосочетание взято из Книги Эйха (“Плач Иермиягу”), где сказано: “Все преследователи (“народа Израиля”) настигли его между теснинами” (Эйха, 1:3).

В этот трехнедельный период евреи не устраивают свадебные торжества и другие праздничные церемонии. Не принято слушать веселую музыку, ходить на концерты, а также купаться в море, организовать пикники и увеселительные экскурсии.

Запрет на купание в море введен не только как запрет на “удовольствия”, но и как ужесточение запрета подвергать свои жизнь неоправданному риску в дни “Бейн а-мецарим”, когда обвинение (категор) особенно опасно для человека.

В дни “Бейн а-мецарим” не стригутся. В тоже время в сефардских общинах разрешено устраивать свадьбы, а также стричься до начала месяца Ав, когда вступают в силу и другие “ужесточения” (например, запрет есть мясо и пить вино - за исключением субботних трапез).

Во все дни с 17 тамуз до 9 ава нельзя произносить благословение “Ше-эхъяну” (“Спасибо, что дожили”) на новую одежду или новый (для этого года) плод. Поэтому в три недели траурных ограничений не надевают новую одежду и не едят новые плоды.

Однако от произнесения названного благословения не воздерживаются, если речь идет о трапезе по случаю церемонии “брит-мила” (обрезание) или “пидьон а-бен” (“выкуп первенца”). Кроме того, запрет на произнесение “ше-эхъяну” не распространяется на субботние трапезы.

Четыре года назад правительство Шарона назначило массовый разгром 24-х поселений сектора Газа и северной Самарии и изгнание их жителей (около 10 тыс. человек) именно на эти дни. Но в последний момент Шарон отложил операцию под кодовым названием “Размежевание” на три недели, чтобы не войти в историческую параллель с такими “почетными” персонажами как Невуходнасор, Антиох и им подобные. В те дни правительство вело широкую рекламную кампанию: “Для каждого изгнанника готово решение его благоустройства”. На днях был опубликован отчет, согласно которому только 15% сумели устроиться 4 года спустя, и то на гораздо худшем уровне. 60% уже не смогут реабилитироваться, т.к. вынуждены были проесть свои компенсации, и обречены на жизнь бомжей в картонных домиках. Среди изгнанников, которые еще 4 года назад составляли здоровые и обеспеченные общины и считались “солью земли”, свирепствуют физические и душевные заболевания. Высокая смертность, огромное кол-во разводов, алкоголизм и наркомания молодежи... Те же рекламщики, которые убедили тогда народ, что “есть решение для каждой выселяемой семьи”, до сих пор трудятся на благо партии “Кадима” и ее председателя Ципи Ливни.

Три года назад, накануне дня 17 тамуза (12 июля 2006 года) боевики “Хизбаллы” обстреляли на израильской границе военный патруль и похитили двоих израильских военнослужащих-резервистов - Эльдада Регева и Эхуда Гольдвассера, убили и ранили остальных солдат патруля. В этот же день, подорвавшись на мине, погибли несколько солдат, которые были посланы в погоню за террористами (да отомстит Вс-вышний за кровь всех павших!).

“По горячим следам” правительство Ольмерта приняло решение о начале военной кампании, которая позже получила название Второй Ливанской войны. О результатах этой войны и ее последствиях для современного израильского общества на “Седьмом канале” написано много и подробно. В том числе и о том, при каких обстоятельствах год назад (в середине месяца тамуз) останки Регева и Гольдвассера были переданы Израилю в рамках позорной “обменной сделки” с “Хизбаллой”…

Вчера в стране отметили третью годовщину павших во Второй Ливанской войне солдат. Моше Мерхавья, сын которого лейтенант Амихай (да отомстит Вс-вышний за его кровь!) погиб в бою с террористами в Бинт-Джбейль, сказал на церемонии: “Чтобы выжить в нашей действительности, мы вынуждены воспитывать своих детей в готовности бороться за нашу землю, защищать свой народ и, если потребуется, отдать жизнь. В войнах погибают бойцы, и что поделаешь, мы заплатили очень высокую личную цену за оборону страны”. Амихай Мерхавья из поселения Эли был воспитан в духе борьбы за свой народ и его выживание. Он участвовал в защите поселения Хават-Гилад в Самарии и в результате полицейских репрессий был избит ЯСАМниками и потерял сознание. После выражения письменного протеста начальнику Генштаба Дану Халуцу в связи с изгнанием евреев из сектора Газы и северной Самарии армией, в которой он служил, лейтенант Мерхавья был отстранен от командной должности в армии. Однако, по требованию его сослуживцев, высоко ценивших профессиональные качества Амихая, поселенец Мерхавья был возвращен в строй в качестве офицера незадолго до начала войны…

Картина дня

наверх